Александр САРТ РАССКАЗ «Н И К О Л А Й»

 

 

                                                                                           -Как бы нам не попасть в водоворот,

                                                                                             Можем и пролететь

                                                                                            -Ничего, вы главное Колька 

                                                                                             слушайте, и всё будет в порядке!

 

В сентябре 1990 года я впервые познакомился с Николаем, он пришёл к нам учиться в 11 класс (на новенького). Что характерно, он почему-то, несмотря на свою скромную внешность, привлекал внимание окружающих. В начале сентября наша «классная мама» сделала ему оригинальное замечание. Глянув на его внешность, она произнесла:

-Ты, что, куришь, что — ли? Смотри, у меня ни один мальчик не курит в классе!

«Вот именно в классе», — подумал я.

Взрыв хохота услышал я как первую реакцию на свои слова, когда ребята (мои одноклассники), сбивая пепел с бычков, отягощались табачным дымом у подъезда моего дома.

(из 11 учеников нашего класса, как минимум половина баловалось этим делом).

 

В конце месяца у нас был небольшой зачёт по физике. Ребята к зачёту подготовились плохо, и когда вызвали отвечать Николая, то я подумал, что он тоже откажется.

На моё удивление Николай подошёл к доске и скупо и монотонно стал отвечать на предложенный вопрос. Однако, чуть ли не с первой минуты ответа по удивлённым  немым эмоциям нашего преподавателя «Николаича», я понял, что ответ ученика идёт не впопад. Это сразу же выяснилось, как только Николай закончил свой ответ. Оказывается, он перепутал виды энергий при их преобразовании, в результате чего, ответ оказался несколько скомканным. Резолюция нашего учителя гласила: « — Выбирай одно из двух, либо ты ничего не знаешь, либо просто растерялся».

Николай, сконфуженно положил указку, и сел на своё место.

Он занимал своё место всегда на задней парте, на занятиях по астрономии перекручивал плёнку на диапроекторе, и вполголоса произносил свои комментарии. Так, например, на вопрос нашего «физика», на что походит кусок жёлтоватой Луны в ночном небе, Николай скупо произнёс:

— На кусочек дерьма…

 

В мае 1991 года у нас проходили учебные военные сборы. Так получилось, что Николай попал на подобные мероприятия в первый раз. Все ребята его поздравляли с «боевым крещением». После ползания по-пластунски со всей амуницией, нам предстояло метать ручные гранаты. Метание проходило на небольшой площадке, возле которой, как, правило, толпились ребята, заряжая эмоциями всех метающих, да и, пожалуй, себя тоже.

Я метал одним из последних, за мной шёл Николай.

Отметавшись, я, недовольный результатом, перелез через бруствер, направился к ребятам. Когда Николай кинул гранату, то я стоял спиной к полю, и, конечно, не мог наблюдать за траекторией  движения гранаты. А она летела прямо на нашу толпу. Оказалось, что Николай немного не рассчитал и кинул в нашу сторону. Никакие крики майора (нашего военрука) «Отставить!» не помогли, граната уже летела. Когда я повернулся, то в первоё мгновение ничего не смог сообразить, чего это все орут. Однако тут же увидел подлетающую ко мне гранату. Инстинктивно, я отбежал. Граната шлёпнулась в полуметре от меня.

В последующие дни, когда мы производили метание, к тому моменту, когда Николай делал замах гранатой, все, дружно смеясь, отбегали подальше.

Девчонки- одноклассницы, придя к нам на сборы, недоумённо удивлялись:

-Что вы так? Чего вы все его боитесь?

— Да он всё может!

 

После своего поступления в вуз, я встречался с Николаем не часто, и даже немного забыл его, но судьба повернулась несколько по-иному, и с  1994 года я стал его видеть более или менее регулярно. Он часто мне рассказывал о своих приключениях, снабжая их всевозможными шутками, что было в целом не безынтересно.

6 июня 1994 года, я, сдав первый в летней сессии экзамен, по пути домой зашёл к Николаю. Он был дома, и, несмотря на то, что у него было очень мало зачётов, особо не волновался. Подходила к концу 1-ая неделя сессии, и на мой вопрос, почему Николай («Колёк») дома, он ответил так: — А что я буду суетиться, сессия только началась.

 

В этот же год его брательник Григорий поступил в «политех» на строительный факультет. Николай им немного гордился, и по окончании 1-го курса Григорием начал выводить грандиозные планы. Кончилось дело тем, что Николай совместно с Григорием в перспективе решил заняться разработкой проекта метро в Барнауле. На моё удивительное восклицание, Николай убедительно произнёс: «Ты знаешь, как это город разгрузит!»

Когда же я задал вопрос, какими силами и средствами будет реализоваться данный проект, Николай мне ответил так: «Да что там, господи, инженеров собрать, задание им дать, и все дела, главное организовать этот процесс!»

В последствие, когда мой отец, находясь в ожидании автобуса в п.(Борзовая Заимка) со своим компаньоном, услышал от последнего: «Эх, сейчас бы метро было бы у нас. За 5 минут долетели бы до Первомайского»

На что отец ответил: «Э,  Гена, ты уже опоздал, тут уже без тебя всё разработано и организовано!»

 

Период 90-х годов был, как известно, нестабильным и непредсказуемым. Особенно это проявлялось на популярности спиртных напитков. В нашей стране было много частных фирм, которые занимались подделкой таких напитков, пускав в оборот дешёвый технический спирт. И получалось так, что популярным спиртным напитком становился тот, который ещё не успевали подделать. Его популярность зависела, как ,правило, от трудности изготовления подделки:

от 2-х месяцев до полугода. В начале 1995 года была очень популярна водка «Россия».

Как-то в июле 1995 года ко мне зашёл Николай в гости. Мы понемногу с ним заговорили о спиртных напитках. Я заявил, что лучше сейчас брать водку «Россия».

-Ха, водка «Россия», водка «Россия» — это не актуально! Сейчас модна «Клюква на коньяке» , 20 оборотов, —  цедя фразы, со смаком произнёс Николай.

 

В сентябре 1996 года мы с Николаем ходили выбирать музыкальный центр. В разработке таких дел Николай был очень активен и как правило оригинален. Он очень любил задавать каверзные вопросы менеджерам, и даже под час наиболее продвинутые из них были в полном недоумении. Им оставалось отвечать лишь одно: «Ребят, вы что хотели, это же обыкновенный музыкальный центр»

В одном месте мы увидели подходящий центр. Парнишка-менеджер принялся что-то объяснять. Говорил очень громогласно и оживлённо. Да и цена у рекламируемого аппарата была не очень велика. Однако, взглянув на Николая, я понял, — тут что-то не то. Коля неопределённо молчал, и на редкость не задавал вопросов. Наконец, увидев, что парнишка изморился, холодно и как-то непроизвольно произнёс: «У него управление механическое?»

-Механическое.

Коля сделал грустную гримасу и потянул меня к выходу.

-Э …. А… эх, — парень ещё что-то хотел сказать, но понял, что это бесполезно и замолчал.

Это была классическая немая сцена.

Мы шли дальше. Подходя к речному вокзалу, мы увидели одного парня, который «загорал» возле своих «Жигулей», видимо подсел аккумулятор

-Ребята, помогите, толкните машину…

Коля нехотя взялся за багажник «Жигулей». Мы немного сдвинули её с места, но машина не заводилась. Парень вылез.

Коля говорит: — Так не пойдёт, нужно её сильнее толкать.

-Ну, да, конечно, она так не заведётся. Вот и толкните посильнее.

Коля грустно улыбнулся и произнёс после некоторой паузы, не спеша : — Нет, наверное, ничего не получится.

Так же не спеша своей неторопливой походкой, он отправился прочь. Так весело и шутя, шёл Николай по жизни, потирая своими большими коричневыми универсальными ботинками серый асфальт.

 

Когда Николай учился на 1-ом курсе, у него был один препод – физик. Коля учился довольно вяло, и с этим преподом у него были постоянно проблемы. Фамилия препода была немецкая – Герман. Принимал зачёты и экзамены он всегда жёстко. В конце 1-го курса, когда Коля сдавал «лабу», Герман задал ему вопрос:

-Ты мне скажи, что такое «тесла»?

Коля принялся рыться в книжках и после тщательной подготовки пришёл к этому Герману и выложил полную информацию по этому вопросу. Тут прозвучала формулировка физического закона этой величины и имя учёного и сама формула величины и многое, многое другое вплоть до истории открытия  магнитных полей и некоторых интереснейших эпизодов из жизни учёного, чьё имя носила эта замечательная величина.

Препод. молча, практически не моргая как змея, выслушал эту информацию и после того как Коля умолк, выцедил:

-Всё-таки,  что же такое «тесла»?

Коле нечего было ответить, и пластинка пошла на 2-ой круг, правда не успела она докружиться, как Герман холодно обрезал:

Нет, ты мне скажи, что такое «тесла»?

Колю можно было сравнить в тот момент с выжатым лимоном. Он крутился, он был растерян, он не знал, что сказать. Такое в его жизни было, пожалуй, впервые. Коля подходил к преподу. несколько раз, но результаты таких походов были практически одними и тем же. Герман как попугай твердил одно: «Нет, ты мне скажи, что такое «тесла»?».

Николай взмолился, он не в силах был вынести такую муку и поэтому произнёс:

-Хорошо, если я не могу вам сказать, что же такое «тесла», тогда задайте мне другой вопрс.

-А другой вопрос я не могу тебе задать, ты всё равно не ответишь, запутаешься, так, что думай над этим вопросом.

Подходил уже конец сессии, и Коля понял, что может остаться в «пролёте», поэтому ему ничего оставалось делать как взять «академ».

Прошло 4 года. Коля практически уже забыл про это, т.к. курс физики он сдавал другому преподу, но судьба поступила по-другому.

Как-то около 12 часов ночи Коля возвращался домой. Он шёл возле «политеха». Когда его взгляд узнал одну фигуру, Коля старался припомнить, где он мог видеть это лицо.

Товарищ Герман (а это был он) шёл не спеша и через несколько секунд оказался лицом к лицу с Колей. Коля, узнав Германа, таинственно улыбнулся, однако он ничего ей не придавал, но Герману она сказала многое. Он, скорее всего, вспомнил Колю и все его похождения, связанные с «теслой», и поэтому лицо Германа выдало его растерянность и даже страх, одним словом, Коля в мгновение ока «посадил Германа на измену». Мелкая дрожь пошла по телу Германа. Учитывая позднее время, темноту ночи и пустынность улиц, все его опасения были вполне закономерными и приемлемыми.

Теперь происходила «инверсия фаз», т.е. роли менялись, и Коля оказался хозяином положения. На мой взгляд у Коли было несколько вариантов как поступить с Германом:

1.Грубо «наехать» на Германа и нанести несколько тяжёлых ударов и не спеша уйти.

2.Вежливо, с улыбкой поздороваться с тов. Германом, плавно и лаконично начать разговор, перевести его к «теслам» и также вежливо, как бы между прочим, нанести удары

3.Сделать вид, что незнаком с Германом и ударить его со спины, либо бросить что-то тяжёлое

4.Сделать вид, что незнаком с Германом, но молча пройти, не останавливаясь и не нанося ударов в спину.

Что же в конце концов выбрал Николай?  Это хранит история. Об этом по секрету Николай поведал лишь мне, а я – не болтун!

 

У Николая всегда было много знакомых, и он с ними общался.

20 января 1997 года он мне позвонил и попросил занять денег, т.к. по его словам «умирало» 2-е человек, а опохмелиться было нечем. Ну, я и занял. После обеда прихожу к Николаю, и не доходя до квартиры на лестничной площадке, услышал чьи-то голоса. С Колей стояло 2-е этих ребят, один из них курил, а второй отливал в мусоропровод. Меня это очень поразило, почему он отливает именно в мусоропровод при наличии туалета в квартире, но у меня в голове прошёлся голос Коли «Нормально, значит нормально».

Наконец, мы прошли в квартиру. Водка была уже выпита и на полу сиротливо стояли две бутылки и один маленький читок. Вот с этим-то читком произошёл один интересный случай. Ещё утром, когда ребята начали опохмеляться, ими была взята эта бутылка. Когда они начали пробовать, то им в нос ударил конфетный запах. Коля, деловито понюхав бутылку, произнёс:

-Тут, что-то не то.

Реакция ребят была мгновенной. Схватив бутылку, они вышли из дома с твёрдым намерением поджечь то заведение, где была куплена эта бутылка. Для справки хотелось отметить, что там, где жили эти ребята (на Потоке) поступать с «непонравившимся» или запятнавшимся себя  «комками» было в порядке вещей. Однако на ту беду у Коли не оказалось ни бензина, ни керосина.

Но это ничуть не смутило ребят, и они покинули Колину квартиру. Торговала в комке молодая тёлка. Один из ребят, не церемонясь, подвёл эту бутылку, прям к её носу.

-Пей, -повелительно сказал он ей.

Девка, испуганно отодвинулась

-Я же вообще не пью

-Не е…., пей и всё!

-Да, что случилось, продукт совсем свежий, не может быть, чтобы…, — неуверенно говорила девушка.

-Всё равно, пей, — и этот товарищ вновь поднёс бутылку к её лицу. Второй товарищ стоял рядом и вплотную пододвинулся к собеседникам.

Тёлка оказалась в «клещах». У неё не было выхода, кроме того, как выполнить требуемое. И она глотнула из предложенной бутылки. Лицо её изменилось и морщась, она закашлялась. Из глаз выступили слёзы. Видимо, она никогда не употребляла алкогольных напитков.

Наконец, 2-ой товарищ (Евгений) удосужился взглянуть на вывеску (витрину), где стояла эта бутылка. Там было написано: «Винный напиток, 27 об»

-Слушай, это же вроде как не водка

1-ый товарищ (Сергей), недоверчиво посмотрев на своего друга, уткнулся в витрину. Когда до него дошёл весь смысл прочитанного, он резко хохотнул, и, хлопнув Евгения, потянулся от комка со своим четком. Ребята вернулись к Коле с 2-мя бутылками водки.

И вот мы сидим в- пятером  (был ещё Григорий) в одной комнате. Сергей задремал, а Евгений был в порыве пьяной энергии. Покрутившись немного, он присел на диван.

-Колёк, давай «Макарэну» включи!

-«Макарэну»? Сейчас., -Колёк был исполнительным на эти вещи, тем более, что был немного пьян.

Он принялся искать эту песню, но натыкался на другие. Однако сидевший на диване Евгений неотступно требовал «Макарэну». Под конец ему надоело это кричать, и он опустил голову на свои руки. Через несколько минут прозвучали первые мелодии «Макарэны». Евгений, словно его сильно стукнули по голове, стал приподниматься.

-О, «Макарэна, Макарэна!», — с этими словами он окончательно поднялся и сделал несколько энергичных движений по комнате. Оглушительные динамичные звуки техномузыки покорили его, заставили встрепенуться и оторваться ото сна, в который Евгений успел частично погрузиться. Его почему-то всегда называли «Белым орлом», и это было скорее похоже на правду, даже можно больше сказать, что это был классический пример «белого орла». Однако мне хотелось назвать Евгения по-другому, и в первые же минуты этого танца я уже мысленно дал ему кличку – «Макарэна».

Между тем, «Макарэна» уже вошёл в танец и принялся эффективно размахивать руками, впрочем он танцевал весьма своеобразно, я даже не знаю, может быть теперь все так танцуют под эту техномузыку. Он загибал кисти рук под угол 900 и медленно в ритме танца передвигал ими, хотя, в целом, его движения были очень активны, но всё же кисти рук по отношению ко всему телу плавно плыли в дурмане водочного угара и музыки, да и всей той атмосфере, что царила в этой комнате на этот час. Всё вокруг двигалось, а эти кисти, словно что-то обособленное, плавно прорезали пространство комнаты, и они плыли так медленно, что это можно было сравнить с замедляющим фрагментом каждого кадра на видеоленте.

Впрочем, в таком положении «Макарэна» находился не так долго. Добавив несколько децибел уже и без того громко звучащей музыки, Коля плавно, но в то же время как-то нахально влез в ритмику танца. Хотя в их движениях было что-то анархичное, я бы даже сказал аморфное, но всё же они повторяли одни и те же движения, танцуя совершенно одинаково. Движения кистей рук и всего тела периодически меняло своё направление, но в целом они были подобны циклической программе, заложенной в компьютере. Танцующие были примерно одного роста, одинакового телосложения, что к добавлению похожести их движений, в целом, делало их танец несколько оригинальным. Однако, с первого взгляда, я сразу понял, что Евгений против Коли был немного жидковат.

Коля принялся менять ритмику танца. Кисти рук он увёл от предплечья и переместив их в нижнюю часть тела, нагнувшись, стал водить их возле бёдер ног. Он ежесекундно то нагибался, то разгибался, и «Макарэна», находя эту замену каким-то новшеством, активно устремлялся делать те же движения. Но Коле этого было мало. Почувствовав превосходство над своим партнёром, Коля под конец решил его подколоть. Они принялись совместно с «Макарэной» двигать ногами, и Коля, улучшив момент, подхватив «Макарэну» за ноги, поднял его худое тело.

Между тем, пьяная энергия выходила довольно быстро, и «Макарэна» стал чувствовать слабость. Коля всё же твёрдо стоял на ногах, не расслабляясь ни на минуту.

Сергей, проснувшись и хлебнув чаю, засобирался было домой, «Макарэна» тоже засуетился, однако напоследок он пообещал Коле «Я ещё вернусь, Колёк!». Коля засмеялся и пошёл провожать своих гостей.

После их ухода мы вели в течение 20-30 минут разговор, однако в дверь раздался звонок. Когда Коля возвратился в комнату, то он был не один, а с «Макарэной». Я подумал, что что-нибудь случилось, однако это было так задумано, и «Макарэна» не церемонясь и не задумываясь, завалился на диван.

«Вот он «Белый орёл»», — сказал про него Коля, но «Макарэна» уже ничего не слышал и крепко спал.

 

Вообще, что касаемо «Макарэны», то его появление в обществе всегда было оригинальным, и наводило на окружающих улыбку и даже смех. С ним очень часто происходили своеобразные случаи и приключения.

Однажды, он, напившись в дрезину, оказался в районе Потока. Ему нужно было добраться до Докучаево. Слабо соображая обстановку, «Макарэна» решил обратиться к прохожим с вопросам, как ему доехать до нужного места. Об этом он спросил первого встречного?

С трудом выговаривая фразы плетущим языком, «Макарэна» произнёс:

— Как мне доехать до Докучаева?

Парнишка-прохожий, критически смерив его взглядом, в конце концов, заключил:

А ты не доедешь до Докучаево!

Как-то у «Макарэны» был День Рождения, и он решил его отметить у Николая. На другой день, когда я ему позвонил, между нами произошёл такой диалог:

-Вчера у «Макарэны» «днюха» была

-А где он сам-то?

Да там, где-то на кухне валяется!

 

Летом 1994 года мы  с Николаем ходили по Центральному рынку. Объектом наших похождений были, как правило, радиомагазины. Посетив один из них, мы было пошли прочь, но вдруг моё внимание привлекли оригинальные колонки. Я тут же «тормознул» Колька, и показал ему их. После некоторой паузы, Колёк произнёс:

-Палево,  «веговские»!

Тут же он меня проинформировал:

-На твоём магнитофоне такие же стоят.

 

В один из летних дней я забежал в гости к Николаю. Они были вдвоём с братом Григорием. Случайно разговор зашёл о молодых музейных сотрудницах. Нужно сказать, что братья любили покадрить с девчонками, однако тут же я немного остудил их пыл, заявив, что там девчонки очень скромные и недоступные, что «закадрить» их не удастся.

Через несколько секунд я услышал:

Да, что там, господи, костюм Германа Титова наденем и договоримся!

 

     В ноябре 2000 года мы с Николаем приобретали компьютер. Мы пошли в пятницу, подгадав под конец недели, в предвкушении приятного удовольствия. Однако после того, как мы выбрали все комплектующие в фирме, нам сказали, что компьютер будет готов только в понедельник. Это был небольшой конфуз, и Коля принялся лихорадочно соображать, что делать. Парня, который готовился собирать наш компьютер, звали Василием. Коля подошёл к этому Василию и произнёс:

     — Василий, а нельзя ли побыстрее сделать компьютер, у ребят баки горят.

     В другой раз, мы тоже зашли в эту фирму и заинтересовались источниками бесперебойного питания. После того, как нам продемонстрировали их действие, Коля философично произнёс:

Мы, конечно, не во Владивостоке живём, однако такая вещь любому компьютеру не повредит.

 

     Однажды (январь 98г.) я меня «заел» лентопротяжный механизм у магнитолы, и я зашёл к Николаю с просьбой его наладить, т.к. Колёк в таких делах был профессионалом. Он долго изучал повреждённый механизм, и в конце концов пришёл к выводу, что тот ремонту не подлежит. Настроение у меня, после этого заключения было подавленным, и Коля, видя это решил разрядить обстановку и включил на магнитоле радиоприёмник. Тут же присутствовал его братан Григорий. После того как зазвучала бравурная мелодия, Григорий сделал заключение:

-Ну, радио-то сделал!

 

     Как-то я пригласил одну симпатичную женщину к себе домой на «чай». Однако она, смущаясь, заявила, что лучше бы встретиться на нейтральной стороне. Когда про этот разговор узнал Коля, он резюмировал так:

-На нейтральной стороне?  Ха! Ну, если на нейтральной стороне то это либо сауна, либо ночной кинотеатр – третьего не дано!

 

     Перед своей защитой, декабре 2003 года, я принёс шефу  проект отзыва на диссертацию (болванку). В это время на кафедре оказался брат Николая Григорий.

Шеф, немного подредактировал отзыв, внеся исправления красной ручкой. Когда, я вышел от него, то Григорий, увидев текст отзыва с исправлениями, произнёс:

Что, работа над ошибками?

 

В декабре 2006 года, мы с Николаем, используя акции на скидки продаваемых товаров, отправились в магазин за микроволновкой. Консультируясь у менеджера — молодой девушке, Коля задал вопрос в своём стиле:

— А у этой микроволновки выход в INTERNET есть?

Не желая ударить в грязь лицом, девушка произнесла:

-Не знаю, в этой нет вроде бы, но в других моделях может быть и есть.

Мы шли дальше. Выбирая мебель под компьютер, Коля придирчиво осмотрев «дерево», неожиданно для всех вывел:

-У этого компьютерного столика есть небольшой дефект.

-Какой?,- недоумённо спросил у него менеджер.

-Не хватает подстаканника, куда можно было поставить стакан с пивом при работе за компьютером.

 

В марте 2004 года я переписывал с диктофона запись с моей речью на защите диссертации на обычную кассету. Кассета была БУ, поэтому пришлось удалять старую запись. Эта кассета прилагалась ко всем документам и отправлялась в Москву, в ВАК. Поскольку моя речь была не сильно продолжительной, то хватило половины кассеты. Вторая часть (сторона) оставалась без изменений. На вопрос Николая, какая запись остаётся на другой стороне, я ответил:

-Группа «Сектор Газа»

-И эта кассета пойдёт в Москву?, -удивился Николай.

Комментарии по этому поводу были излишними.

 

У Коли был один знакомый-Слава Рассказов. Он был «не любитель выпить», а поскольку у него дома были строгие родители, то он часто любил «зависать» у Колька. После очередной выпивки, Слава решил позвонить домой матери, чтоб та не волновалась. Коля его предупредил, чтоб сделал он это осторожно, негромким голосом. Когда Слава, набрав свой номер телефона, услышал в трубке голос матери, то громогласно во всю мощь своей глотки произнёс:

     — Мама, я не пьяный !!!

 

     11 июня мы с Николаем приобрели «продвинутый» аудиоплейер. Часа два мы тщательно изучали его возможности. Вскоре пришёл Григорий. Его фраза, после просмотра плейера, гласила: -Вы его ещё не разбирали?

 

     После окончания вуза, уже будучи в аспирантуре, я проводил занятия. После чего, делясь впечатлениями с братьями, я заявил, что водной из групп есть один студент очень похожий на Григория. Григорий в то время учился на 3-ем курсе СТФ. Коля после моего заявления сделал такой вывод:

-А может быть у Грини есть такой преподаватель, который очень походит на Саню?

 

Николай часто бывал свидетелем на свадьбах. Ему приходилось делать всевозможные тосты и после них, естественно выпивать, т.к. тост важный, а пропустить рюмку нельзя. После одной из свадеб Коля вывел:

В час началась свадьба, а в 3 часа я уже спал!

 

Коля вообще-то был толковым студентом, но немного инертным, поэтому мне иногда приходилось помогать делать ему курсовые работы, чтобы он совсем не отстал. Я выполнял основные расчёты и чертежи, после чего ему нужно было довести их до ума и сдать.

По истечении определённого срока, я, встретив Колю, всегда задавал ему вопрос:

-Ну, что сдал курсовой?

-Да, нет, осталось совсем ничего, только оформить.

Через месяц опять встретив Колю, я задал этот же вопрос, на что услышал тот же ответ –«Осталось только оформить».

Через месяц повторилось то же самое. Я не выдержал и съязвил:

Ты, наверное, большой любитель оформлять курсовые проекты!

 

И ещё раз про «Макарэну». Коля купил цифровой фотоаппарат, и стал делать съёмки. У него как раз был в гостях «Макарэна». Коля, направив на него объектив, произнёс:

-Ну, скажи, что-нибудь!

-А, что говорить-то?

Что, такой большой не умеешь говорить?, — изрёк Колёк.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семнадцать − 3 =